«СЕРДЦЕ  РОССИИ. НОВОСИБИРСК»

ЯНУШ  ГАЗДА

Письма из поездки по СССР

 

( Предыдущие репортажи из этого цикла публиковались в №№5,6,7,8, 9 и 12 «Экрана»)

   Из Москвы до Новосибирска я летел самолетом пять часов. Но, хотя мы вылетели в час дня, приземление состоялось только в десять вечера. Разница во времени четыре часа. Мой сосед в самолете, сибиряк, на мой вопрос, как далеко до Новосибирска, подумав, ответил: «С пол-Европы будет».

   С этого расстояния мир выглядит иначе. Москва далеко. Где-то за Уралом, на рубежах Советского Союза. «Сердце России, ее центр здесь, в Новосибирске,» - неоднократно говорили мне позднее. А отличием взгляда удивляли меня хотя бы мнения на тему польского кино. «Вы делаете очень много фильмов о войне», - говорили мне – «У вас комплекс войны, немецкий комплекс». Говорилось это с каким-то удивлением. Для них, здесь, война была чем-то далеким, она происходила где-то далеко за Уралом. И хотя на фронте погибали солдаты из Новосибирска и Тобольска, хотя здесь, у них , в тяжелых условиях шла работа для фронта, все же здесь не падали бомбы, не было здесь ни жандармов, ни эсэсовцев, ни вермахта.

   Для нас Сибирь ассоциируется с большими морозами и снегом. И действительно, когда я выходил из самолета, а это было еще зимой, термометр показывал  минус тридцать пять градусов. Однако мои хозяева говорили мне: «В этом году зима у нас мягкая, теплая». И что характерно, в документальных фильмах, которые я здесь посмотрел, редко появлялись зимние сцены, редко появлялся снег. Не было ничего такого, что мы склонны считать сибирской экзотикой. Чаще появлялись пейзажи весенние, летние, осенние. Однако, прежде всего, это были промышленные пейзажи – с дымящими трубами заводов, металлическими конструкциями, паутиной железнодорожных рельсов, паровозами, гигантскими экскаваторами, раскапывающими землю.

 

   В Новосибирске существует два центра, занимающихся производством фильмов: телевидение и студия документальных фильмов. Сфера их деятельности охватывает так называемую Западную Сибирь, а в Хабаровске (Восточная Сибирь) действуют два центра такого же типа.

   Оснащение студии документальных фильмов в Новосибирске скромное. Она размещается в старой церкви, соответственно приспособленной, поделенной, между прочим, на несколько уровней (так, например, проекционная размещается на «втором этаже», прямо под центральным куполом). На студии работают три режиссера и десять операторов. из которых четверо работают и живут вне Новосибирска. Производство составляет, прежде всего, сорок восемь одночастевых киножурналов, а также несколько документальных фильмов.

   Телевидение работает на двух каналах, примерно с шести часов вечера до полуночи. При этом вторая программа передается тогда, когда по первой программе транслируются передачи московского телевидения. Центр располагает одной студией площадью триста квадратных метров /малую студию, похоже , не заметил – К. Д./ и подготавливает около двадцати пяти передач в неделю, начиная от публицистических программ и кончая художественно-театральными и развлекательными программами (в Новосибирске есть два оперных театра /второй, очевидно, оперетта – К. Д./, филармония и пять театров, в том числе театр сатиры /имеется в виду, очевидно, очень популярный в то время самодеятельный театр сатиры под руководством В. И. Суховерхова – К. Д. /; есть также театральное училище. Телевидение также занимается производством собственных фильмов, выпуская в год около восьми часов готовой продукции. Это количество должно удвоиться, включая в себя также производство художественных фильмов (один – два в год), после  постройки нового центра /кинокомплекса – К. Д./.

   Местный киножурнал называется “Сибирь на экране». В принципе, он содержит два основных типа материалов. Первый из них это сообщения о производственной деятельности, касающиеся как целых заводов или колхозов, так и индивидуальных передовиков социалистического труда. Показывается, например, отличившийся колхоз или фабрика, которая перевыполнила план или начала выпуск какой-нибудь новой продукции. Или показывают сталевара, который регулярно перевыполняет норму, инженера, который внедряет новые методы труда или новую технологию, женщину – сельского врача, которая несмотря на мороз и снежные заносы добирается до своих пациентов.

   Другой тип материалов это разного рода юбилеи. А именно юбилеи общегосударственные – например, темы, связанные с пятидесятилетием Октябрьской революции, с сотой годовщиной со дня рождения Ленина, двадцатипятилетием победы над фашизмом и т.п. Есть также юбилеи местные – например, хороший колхоз или завод, или театр, или оздоровительный центр отмечает какую-то там круглую годовщину со дня своего основания. Есть также юбилеи индивидуальные – например, двадцатипятилетие творчества известного композитора, актера или скульптора. Комментарий на эти темы обычно торжественный, серьезный, принципиальный. Совершенно нет сюжетов проблемных, критических, очень редко появляются темы забавные или бытовые.

   В подобном тоне выдержаны и документальные фильмы. Они представляют собой как бы расширенную хронику, документирующую развитие и размах социалистического труда в Сибири. И показывается современный Новосибирск, с его новыми жилыми кварталами (не самыми красивыми, по сути) и гигантскими заводами («Здравствуй, миллионер!» Сушкевича). Показывается движение и толпы людей на местном аэродроме (очень интересный, снятый методом «скрытой камеры» фильм под названием «Новосибирск – Толмачёво от 9 до15»). Показывается работа выдающегося хирурга, который впервые в мире «вонзил скальпель в человеческое сердце» («Жизнь и минуты» Мордохович). Показывается «новая жизнь» в кузбасской Татарии («В сердце Шории» Бычкова).

   Много снятых в Новосибирске фильмов посвящено Академгородку. В этом нет ничего удивительного. Потому что это действительно гордость Западной Сибири – городок ученых, который начали строить в конце пятидесятых годов, и в котором сейчас находится двадцать два научных института. Он расположен в двадцати пяти километрах от Новосибирска и насчитывает сорок тысяч жителей, среди которых самые знаменитые ученые (прежде всего физики) Советского Союза.

 

   Особую группу составляют фильмы, в которых проявляется определенный интерес к истории. И этот интерес, как мне говорили, представляет собой новое явление. Так, например, на телевидении недавно был создан фильм о Тобольске («Отец  городов сибирских» Юрия Малашина), проникающий к истокам этого города и, собственно, к началу заселения Сибири вообще (времена почти легендарного Ермака). На экране появляются старинные гравюры, карты, книги и, в первую очередь, памятники старины – прекрасные церкви, колокольни, предметы повседневного обихода, чудесные иконы. Как уже неслыханная редкость, показываются в фильме, между прочим, давно уже не производящиеся изделия местных ремесленников.

   Кроется в этом фильме какая-то ностальгия по прошлому, печаль по поводу уничтожения и заброшенности многих ценных памятников старины, печаль по поводу забвения традиций местных ремесел (пятьдесят лет назад здесь изготавливали, например, высокие кожаные дамские сапоги с узорами, такие же, какие сейчас представляют в Европе последний крик моды). Как показывают авторы фильма, только в последнее время стал проявляться интерес к городу как памятнику старины, начались определенные работы по реставрации, с тем, чтобы превратить Тобольск в интересный туристический центр.

   Настоящим откровением явился телевизионный фильм Кима Долгина под названием «Хроника города Новосибирска». Начиная со старых кадров времен возникновения города, весь фильм, собственно, состоит из фрагментов архивной кинохроники 1925 -1968 годов. Автор сохранил также фрагменты подлинных текстов, что придает фильму особенную атмосферу. Наиболее интересны, разумеется, фрагменты хроники двадцатых и начала тридцатых годов. Вот первое мая 1925 года.. Демонстрация на улицах деревянного Новосибирска. Оборванные солдаты, люди в лаптях. Какая-то деревянная телега с дышлом, подвязанным веревкой, на которой едут смеющиеся, полные энтузиазма солдаты.

   Строительство первых кирпичных домов. Примитивный деревянный кран, закрепленный конопляными канатами, оборванные рабочие, утопающие в грязи, но с радостными лицами. А потом раздача премий передовикам труда: какое-то ситцевое платьице, пара грубых ботинок, слишком длинное пальто. Девушки в ватниках укладывают железнодорожные рельсы. Постепенно картина меняется. Изменяются наряды, появляются новые машины. Растет лес каменных жилых кварталов.  Наконец, мы подходим к современности. Этот контраст между двадцатыми годами и сегодняшним днем выразителен.

   Наблюдаемый в последнее время интерес к прошлому своего региона является характерным. Ведь развивается что-то вроде местного патриотизма.  Обращение к истории (а упомянутые фильмы – это только примеры) таит в себе желание заявить о самобытности и ощущении связи с прошлым. Своеобразным подтверждением этого интереса стал фильм о Рерихе, давнем русском художнике, который много лет провел в Сибири. Менее важными при этом оказываются сами картины Рериха, значительно более выразительными становятся его взгляды , в которых он высказывает свои позиции не только как сибиряк, но и как великолепный великоросс.

Перевёл К. Долгин.

Журнал «Ekran» (Экран), Польша, 19 апреля 1970 г., №16, стр. 16-17.