Пётр Сиднев
 

Мэтр новосибирского кино и телевидения, оператор ГТРК «Новосибирск» Пётр Сиднев отметил свой 70-летний юбилей
 

Керосинка, «Любитель» и красная тряпка

 

Т25.08.2007  Жизнь через видоискатель                  25/08/2007 «Вечерний Новосибирск».

Об операторе Петре Сидневе коллеги говорят коротко, но емко: «Он для нас легенда». Сам Пётр Васильевич без ложной скромности признается, мол, к похвалам привык, потому что плохо работать просто не умеет. Одна из витающих в стенах ГТРК легенд о Сидневе гласит: «Оператор Сиднев может снимать даже ведром»…

Фото Сергея ПЕРМИНА

Специалисты утверждают, что съемка видеокамерой — это рисование светом. Изображение состоит из света и тени, свет передает форму и фактуру объектов, отражает атмосферу и создает настроение. Поэтому телеоператор непременно должен быть хорошим фотографом.

Карьера оператора Петра Сиднева началась именно с фотоаппарата, подаренного ему мамой за успешное окончание шестого класса. К «Любителю» прилагалось настоящее по тем временам богатство — шесть пленок, проявитель и закрепитель. Азам мастерства будущего оператора учила соседская девочка Женя. Мудреные манипуляции по зарядке фотоаппарата пленкой и последующей ее проявке она проводила при помощи керосиновой лампы и красной тряпки.

Первыми объектами съемки у Петра были мама и сестры. Именно на их многочисленных портретах он первое время «набивал» руку и тренировал зоркость глаза. Потом ему захотелось запечатлеть на пленку богатую яркими красками природу Красноярского края и бесконечно плывущие вдаль облака.

После окончания Красноярского механического техникума Петр Сиднев ушел служить на флот. И теперь его уже дальневосточные пейзажи неоднократно занимали первые места на многочисленных фотовыставках. Однажды на одном из фотоконкурсов любителю Сидневу удалось «обойти» именитого профессионала — фотокорреспондента газеты «Советский моряк». После четырех лет армейской службы Петр Сиднев представил все свои достижения в области фотоискусства редактору газеты «Советская Хакасия». Ему пообещали место фотокорреспондента и дали десятидневный отпуск. Именно в этот момент в руки к Сидневу попала любительская кинокамера «Киев», которая впоследствии и определила его дальнейшую жизнь.

 

Плечом к плечу с Гагариным

Десять лет Петр Сиднев работал оператором Абаканского телевидения. Два месяца ему потребовалось, чтобы из начинающего ассистента оператора превратиться в оператора с категорией. Для сравнения заметим, что у некоторых граждан на подобный карьерный рост уходят годы. В октябре 1963 года он снимал визит в Красноярск первого космонавта планеты, Героя Советского Союза Юрия Гагарина.

— У Дворца железнодорожников собралась огромная толпа народа, — вспоминает Петр Васильевич. — Я сновал с любительской камерой вокруг этой застывшей плечом к плечу людской массовки и никак не мог проскользнуть внутрь здания, чтобы занять удобное место возле сцены. В общей суете я чуть было не пропустил момент, когда к крыльцу подъехал ЗИЛ, и из него вышел Гагарин. Толпа на несколько секунд замерла в изумлении, а потом женский голос пронзительно закричал: «Сыночек ты наш!», и этот возглас тут же «утонул» в рёве всеобщего ликования.

Я включил камеру. Гагарин шел прямо мне навстречу. Ближе, ближе, вот уже нас разделяет пара шагов. Вдруг его охранник, проходя мимо, слегка касается меня рукой, и я на мгновение… теряю сознание. Нет, камеру я из рук, к счастью, не выронил, крепко держал. Но все равно было неприятно. Уже потом, после выступления, Гагарин сам вышел в зал, чтобы сфотографироваться с народом. Я как раз оказался рядом. На снимке мы с сыном Земли сидим плечом к плечу.

 

Дырка в пальто

Курьезные случаи из съемочной жизни Петр Васильевич может рассказывать часами. Все они имеют технический уклон. Это нынче взял в руки видеокамеру, нажал на кнопку, получил результат. Никаких проблем, да и творчества никакого: одни механические манипуляции, даже скучно становится. То ли дело раньше: аппаратура громоздкая, трещит, постоянно ломается, зато оператор всегда находится в тонусе.

— Снимали мы очерк, героем которого был заслуженный врач, — вспоминает Петр Васильевич. — Представьте себе картинку: у сцены стоит кинокамера СП-16 — дребезжащий «монстр», три осветительных прибора, от тепла которых мозг плавится, а душный зал переполнен постоянно аплодирующими гостями именинника.

Подарков юбиляру преподнесли так много, что складывать их было уже некуда. Стали носить дары за кулисы, где стоял единственный незанятый стул. А на тот стульчик мой осветитель случайно положил сопротивление, которое во время работы осветительных приборов раскалялось докрасна. Первым на сопротивление положили дорогое пальто, только что подаренное имениннику. Через несколько минут по залу поплыл неприятный запах. Я заглянул за кулисы и обнаружил там причину всеобщего волнения. В пальто зияла огромная дыра.

 

Крашеная корова

В 1972 году Петр Сиднев приехал в Новосибирск. Ему хотелось снимать кино, применяя полученный в Абакане опыт на практике. Мечта оператора сбылась, он снял больше полусотни документальных фильмов. Молодой и перспективный выпускник ВГИКа режиссер Юрий Шиллер свой первый фильм снял именно с Петром Сидневым. Это была лента «Дояр из Локтенка». Съемочная группа работала над фильмом две недели. Жили в бревенчатых избах, пили молоко, общались с народом, присматривались, пытаясь войти в деревенский ритм жизни. Не секрет, что камера зачастую действует на людей, как удар палкой по макушке. Даже самый раскрепощенный в жизни герой-труженик «под прицелом» видоискателя начинает забывать слова, бледнеть и делать нелепые движения. Чтобы не допустить подобного эффекта, надо с «клиентом» провести соответствующую работу. Приучить его к присутствию камеры. И ни в коем случае во время съемок нельзя говорить такие слова, как «мотор», «дубль первый», «поехали».

Две недели, проведенные в деревне, себя полностью оправдали. Фильм вышел душевный, поэтому и получил массу хвалебных отзывов. Вот только московские цензоры остались недовольны красотами простой сибирской деревушки. Шиллера даже вызвали «на ковер», где поинтересовались: «Юра, где вы взяли такую заср…ую деревню?»

Петр Васильевич говорит, что в то время такие претензии были весьма частым явлением. Со всех трибун высокие государственные чины рапортовали, что советский народ в любой точке Советского Союза живет в достатке и песни поет. И вдруг на экране появляется не лакированная действительность, а полузавалившиеся домишки, коровы с печальными глазами, а вместо дорог — грязная колея. Поэтому некоторые продвинутые режиссеры, чтобы не навлечь на себя гнев власть имущих, возили с собой на полевые съемки краску, чтобы коровы в стаде были все одной масти, и фон, на котором снимался фильм. А из богатой присказками народной речи при монтаже ленты вырезали «соленые» слова. И получалась та самая лакированная действительность.

 

Правый глаз всегда сухой

Несмотря на солидный возраст, Петр Сиднев не расстается с камерой до сих пор, а на вопрос о зрении отвечает очередной профессиональной хитростью: «У оператора один глаз должен быть всегда сухим, даже если он плачет». В видоискатель камеры Петр Васильевич всегда смотрит правым глазом, а левым — по сторонам. За годы работы на ГТРК «Новосибирск» он сотрудничал со многими режиссерами — и начинающими, и именитыми. Говорит, что общность взглядов в творческом процессе необходима, ведь при создании документального фильма оператор и режиссер работают вместе: анализируют сценарий, основную мысль картины, подбирают необходимые кадры и фрагменты.

Несколько раз Петр Васильевич примерял на себя «шкуру» режиссера. Говорит, что было интересно, но расстаться с камерой он так и не решился. Сейчас Сиднев работает вместе с молодым автором Павлом Головкиным над лентой «Герой для миллионов» к 400-летию легендарного Дон Кихота. А цикл «Сибирская энциклопедия», который оператор снимал с юношеским азартом, к сожалению, в сентябре будет исключен из сетки вещания канала…

25/08/2007 «Вечерний Новосибирск».