ВАЛЕРИЙ ПУГАЧЕВ
 

 

«Теневая фигура» в интерьере

Звукорежиссеру Валерию Георгиевичу Пугачеву присуждено звание

Заслуженного деятеля культуры России

 

Татьяна КОНЬЯКОВА

17 ноября, пятница, 1995г. газета ВЕЧЕРНИЙ НОВОСИБИРСК

ПРИСУЖДЕНИЕ звания Заслуженного звукорежиссеру — явление редкое. По всей России едва ли наберется с десяток режиссеров —

Заслуженных деятелей культуры. Обычно это звание дается тем,
кто на виду и на слуху. Звукорежиссер же — «фигура теневая».

  • Звукорежиссера не должно быть видно, — говорит Валерий Пугачев, — закадровая профес­сия.

 

Если звукорежиссер заметен, значит, в его работе допущен явный брак — нарушена синхрон­ность изображения и звука, ор­кестр «забивает» певца, не так по­добрана музыка и т. д.

Наше знакомство с Валерием Георгиевичем началось с посвя­щения в тайны профессии. Ходили по кабинетам с незнакомыми на­званиями «микшерская», «тонате­лье» и т. д.., он рассказывал и пока­зывал — что и как. Например, оказалось, что студийная запись симфонического оркестра — на­стоящее искусство, где звукоре­жиссеру отводится не меньшая роль, чем дирижеру или компози­тору. Необходимо уловить общий замысел, «войти в звуковой образ» и далее при записи пере­дать естественный тембр инстру­ментов, сохранить музыкальное равновесие между отдельными группами оркестра, оркестром и солистами, уловить нюансы ис­полнения, общее эмоциональное настроение и т. д. Иногда прихо­дится делать несколько вариан­тов записи и монтировать оконча­тельный вариант из наиболее удачных фрагментов. От звукорежиссера во многом зависит успех или неуспех кон­церта.

У профессии звукорежиссера есть еще одно, менее известное, название тонмейстер —мастер тонировки. Тонировкой, как ока­залось, называется озвучивание готового изображения. Напри­мер, при работе над фильмом сна­чала производятся съемки и за­пись черновых фонограмм, потом в дело включается звукорежис­сер, работая с актерами.

 

  • Изображение подается на экран в тонателье, — объясняет Пугачев. — Актер стоит у экрана и озвучивает свое изображение, стараясь по возможности точно попадать в артикуляцию...

 

В какой-то момент разговора я поняла, что сведений о профессии д ля первого знакомства, пожалуй, хватит, и целиком сосредоточи­лась на своем собеседнике. На телевидение Валерий Геор­гиевич пришел в конце 50-х, сразу после школы. Работая операто­ром, осваивал азы звукорежиссер­ской профессии. Пугачев еще помнит времена, когда все новостевые программы на TV шли с «картинками» — фо­тограф делал снимки с места со­бытия, тележурналист готовил текст... Фотографии на экране по­стоянно менялись...

 

 

  • Первые передвижные теле­станции появились приблизитель­но году в 6З-м, — вспоминает Ва­лерий Георгиевич. — Тогда стали возможны выездные съемки — с футбольных и хоккейных матчей, с театральных концертов... До этого была «живая студия» — в студию приглашали актеров, ста­вили спектакли, инсценировали сказки... Технические возможнос­ти были ограничены, но жизнь бурлила, были молоды, полны идей, работали по 12 часов...

 

Одна из наиболее запомнив­шихся давних работ на телевиде­нии — моноспектакль по «Реквие­му» Роберта Рождественского.

 

  • «Реквием» был впервые ис­полнен именно в Новосибирске, говорит Пугачев. — Рождественский оказался здесь проездом, моноспектакль поставил Саша Гоман, текст читал небезызвест­ный Владислав Литвинов, были подсъемки, музыка...

 

Когда в середине 60-х по инициативе Аркадия Зельманова была создана киногруппа при телевидении, Пугачев вошел в ее состав. В рассказах звукорежис­сера о годах, связанных с кинема­тографом, о людях, с которыми довелось работать, звучат имена, которые часто встречались в тит^ рах документального и художественного кино — Валентина Мороз, Владпен Бирюков, Вадим Гнедков, Владимир Гранат, Игорь Поляков, Леонид Сикорук, Вита­лий Гонов, Юрий Малашин... Кстати, Валерий Георгиевич уча­ствовал в съемках последнего ма­лашинского фильма «Глас вопию­щего»...

 

Мы беседовали в здании «Новосибирсктелефильма».

 

  • Раньше здесь был муравей­ник, а теперь — склеп, — говорит Пугачев. — В июле официально объявлено о роспуске организа­ции. «Новосибирсктелефильма» больше не существует — нет ни денег, ни заказов... Люди разбре­лись кто куда. Осталось одно обо­рудование. Все законсервировано до лучших времен.

 

Валерий Георгиевич вновь вернулся на телевидение.

 

  • Круг замкнулся, — говорит он.

 

И в этом "круг зaмкнyлcя" не было ни удовлетворения, ни фило­софски мудрого «возвращения на круги своя». Скорее, это было со­жаление о времени, которое ока­залось не очень уютным д ля твор­ческих людей. И все-таки, заканчивая разго­вор на оптимистичной ноте, зву­корежиссер признался, что наде­ется на лучшие времена.

 

 

Татьяна КОНЬЯКОВА

17 ноября, пятница, 1995г. газета ВЕЧЕРНИЙ НОВОСИБИРСК